October - 21 - суббота

Господь — Пастырь мой; я ни в чем не буду нуждаться: Он покоит меня на злачных пажитях и водит меня к водам тихим… Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной; Твой жезл и Твой посох — они успокаивают меня… чаша моя преисполнена.
Псалмы 23,1.2.4.5 [22,1.2.4.5]

В Пс. 23 [22] представлено то, через что необходимо пройти каждому из нас, чтобы сказать: «Чаша моя преисполнена». Но это лейтмотив не первой части псалма, где верующий, говоря, что Господь является его пастырем, может легко добавить: «Я ни в чем не буду нуждаться». Забота этого пастыря выражена в том, что Он предоставляет злачные пажити и тихие воды, так что душа, подкрепленная таким образом, может ходить путями праведности ради Его имени.

Однако во второй части псалма мы видим явную перемену. Уже нет злачных пажитей и тихих вод, но есть долина смертной тени, под которой обычно подразумевается смертное ложе. И эту часть можно было бы так и рассматривать, но мысль данного отрывка совсем другая, что явствует из следующих слов: «Так, благость и милость да сопровождают меня во все дни жизни моей».

Есть смерть более значимая, чем наша. И это, конечно, Его смерть (смерть, о которой сказано в данном псалме), что заполняет сцену этого мира. Мир, в котором был распят наш Господь, является долиной смертной тени. Это еще более воздействует на сердца. Сам пастырь значит для них больше, нежели Его драгоценная забота. «Ты со мной». Он больше, нежели все, что Он может дать. Когда душа постигает это, она может сказать: «Чаша моя преисполнена».